Кинофильм «Шамбала» кыргызстанского режиссера Артыка Суюндукова получила кинопремию Ника в номинации «Лучший фильм стран СНГ, Балтии и Грузии» в 2020 году. Редакции Элет.Медиа удалось поговорить с создателем фильма.

Расскажите пожалуйста о фильме «Шамбала», что вы хотели им донести до зрителя?

– Фильм «Шамбала» снят по мотивам повести Чингиза Айтматова «Белый пароход». Как известно, эта повесть о трагедии мальчика, который живет на отдаленном кордоне. У него было две мечты, две сказки, и обе они в конце исчезают. Жизнь для него становится не нужной, потому что нет мечты, целей и веры. Он уходит из этого общества — это протест против законов общества, нынешнего состояния общества и сохранения природы. По сюжету возникают действия, которых в повести нет, но в целом вот эта идея единения с природой, сохранения чистых человеческих отношений, это центрально тема фильма.

Кто является сценаристом и играл главные роли?

– Сценарий я написал сам, первые варианты сценария были сделаны еще при жизни Айтматова. Мы с ним обсуждали эту тему. Главные роли исполнили: Артур Иманалиев в роли мальчика, когда снимали ему было около семи лет, он впервые снялся в кино. Роль дедушки Момуна исполнил Насрет Дубашев, в детстве он играл в таких известных картинах, как «Первый учитель», «Джамиля». В тех фильмах он играл мальчиков, а спустя много лет снялся в роли дедушки. В роли Орозкула снялся Талант Апыев, главный режиссер русского драмтеатра, актер. Для него это был дебют в кино сразу с большой роли. Я считаю, что он прекрасно справился с ней. Таалайкан Абазова играла роль Бекей, одна из наших ведущих актрис кыргызского кино и Джамиля Сыдыкбаева в роли старушки.  

Как много времени ушло на съемки фильма?

– Съемки начались в 2018 году, когда закончилось лето. Нас запустили поздно, деньги выделили поздно. И стоял вопрос снимать или не снимать? Тепло ушло, а эта история происходит высоко в горах, где даже летом прохладно. Но выхода не было, мы начали съемки. Было много проблем, лето мы снимали осенью, было уже холодно, и проблема еще состояла в том, что для съемок нам нужны были олени с рогами, а в июне, во время гона, олени их сбрасывают. Так же были трудности с тем, что вот-вот должен был выпасть снег, а нам нужна была осень. Когда мы сняли последний кадр, снимали мы днем и ночью, на следующее утро выпал снег. Это был очень трудоемкий процесс, с большим риском. Это конечно повлияло, что-то мы еще хотели снять спокойно, но вот так всегда бывает. Все что ты хочешь, не может быть выполнено на 100 процентов. Есть поверье, что, если ты из задуманного снял и благополучно претворил в жизнь плюс, минус на 50 процентов — уже хорошо. Это трудоемкое и нервное производство, и в условиях нынешнего состояния технической базы Кыргызфильма, это было очень трудно. Я считаю, что все фильмы, которые у нас снимаются – это героизм. Это выполняется на фанатизме и энтузиазме участников творческой группы, технического состава.

Вы присутствовали на церемонии вручения, как она прошла?

– Нас не приглашали в связи с пандемией. Только спросили, есть ли кто из знакомых, кто мог бы получить награду? Оказалось, что никого из знакомых там нет. Сейчас мы фильм доделываем, переделываем и перемонтируем и на это все у киностудии и государства в общем-то нет денег. И сопродюсером стал мой сын, Медер Суюндуков. Он спонсирует переделку, постпродакшн, продвижение и так далее. Он вызвался поехать. Я не очень хотел, чтобы он туда уезжал, потому что было неизвестно получим мы эту награду или нет. Все это за свой счет. Но он поехал и в общем-то повезло. Там были фильмы и других государств, тоже заслуженных. Но в общем вот такая вот участь киношников.

Какие чувства вы испытали, когда узнали, что одержали победу в этой номинации?

– Ну как? Естественно радость, удовлетворение. Родные были счастливы. Это работа не одного месяца. Получилось, что мы занимались этим почти два года.  Если считать с момента зарождения идеи, то уже лет 25. С тех пор как приступили к работе над сценарием, проблема была в финансах. К 90-летию Чынгыза Торогуловича, государство выделило средства, и мы начали снимать.

Кроме вашей работы, много фильмов было номинировано на эту премию?

– Точно не знаю, но всегда учувствуют множество фильмов. Но вот в финальную часть прошли пять фильмов. Два фильма от Казахстана, это редко так бывает, что от одного государства два фильма проходят, обычно только один. По одному фильму от Азербайджана, Узбекистана и от Кыргызстана. Поскольку от Казахстана было два фильма, мы в общем то думали, что они победят. Все фильмы были достойные, достойные режиссеры. Но везет кому-то одному!

Скажите, были ли какие-то отзывы от представителей кинопремии Ника?

– Отзывов не было. Это было тайное голосование, которое проходило онлайн. Они сами не знали какой из фильмов получит кинопремию. Каждый из судей, смотрел все пять фильмов, и останавливался на каком-то одном. Это все суммировалось. И уже на сцене открывали конверты. О результатах не знали и члены комиссии, только определенное количество людей. Времени на отзывы еще не было. Были другие отзывы. В прошлом году, осенью в Анапе состоялся кинофестиваль «Киношок». Нашему фильму присудили две награды: приз за лучшую авторскую музыку композитору Мурзали Жеенбаеву и Артуру Аманалиеву за воплощение художественного образа. А в Москве, примерно в декабре, получили два приза на фестивале «Московская премьера». Опять Артур Аманалиев за лучшее исполнение и Насрет Дубашев за роль Момуна.  Это российские отзывы. А до этого фильм попал на Международный кинофестиваль в Шанхае, где просматривался специалистами и деятелями кино. Это очень хорошая творческая панорама. Так же картина побывала в Калькуттском фестивале, где я получил приз за лучшую режиссуру.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.