В октябре 2019 года госсекретарь США Майк Помпео заявил, что китайская компартия (КПК) стремится к мировому господству и угрожает американской безопасности, поэтому США будут бороться с ней. При этом глава Госдепа отметил, что власти КНР «навязывают свою политику внутри страны».

Помпео также подчеркнул, что его точку зрения разделяет и президент Соединенных Штатов Америки Дональд Трамп.

Мы способствовали подъему Китая. В ответ КПК воспользовалась нашей благосклонностью. Теперь Дональд Трамп находится в ситуации, в которой Компартия Китая проявляет враждебность по отношению к США и нашим ценностям. Мы должны иметь дело с тем Китаем, который есть на самом деле, а не с тем, который мы хотели бы видеть, – заявил госсекретарь.

При этом Помпео все же отметил, что Вашингтон настроен на улучшение отношений с Пекином.

Мы хотели бы видеть процветающий Китай, живущий в мире со своими гражданами и соседями, — отметил политик.

Антикитайская пропаганда по примеру «Холодной войны»

Примечательно, что до начала торговой войны с КНР, развязанной США в 2017 году, официальный Вашингтон предпочитал не вспоминать о том, что в Китае правят коммунисты. Поэтому, основываясь на заявлении Помпео, становится очевидным, что Соединенные Штаты взяли на вооружение опробованный во времена «Холодной войны»  с СССР инструмент, начав активную пропаганду против Поднебесной.

Конфликт в торговой сфере начал назревать в период предвыборной кампании Трампа, который то и дело возмущался «необоснованно высокой долей китайских товаров на американском рынке». Попутно нынешний президент США обвинял Китай в «посягательстве на интеллектуальную собственность американских корпораций».

Вполне ожидаемо, что объявленная китайцам торговая война вернулась Трампу бумерангом, сказавшись на экономике Соединенных Штатов. При этом американский лидер, по сути, нарушил, один из основных принципов республиканцев, – последние, напомним, выступают за свободную торговлю по всему миру. И помог Китаю сделать очередной экономический рывок в реализации госпрограмм  «Один пояс — один путь» и «Сделано в Китае-2025» в самой КНР, а также в Евросоюзе. Пример – развитие потенциала немецкого города Дуйсбурга и одноименного порта, ставшего ключевым перевалочным пунктом между Китаем и Евросоюзом.

Возвращаясь к антикитайской пропаганде США, отметим, что Вашингтон стал проявлять активность через подконтрольные Интернет-ресурсы с миллиардной аудиторией, блокируя критические материалы о деятельности США и Британии в поисковой системе Google, соцсетях Facebook и Twitter.

Одним из орудий Запада в руках пропагандистов стала тема ущемления прав человека или отдельных слоев общества в КНР, что можно заметить по участившимся в последние месяцы публикациям о Синьцзяне на страницах лояльных Госдепу СМИ. Распространяя так называемую «полуправду» в надежде получить острую реакцию «с мест», Вашингтон рассчитывал использовать данный инструмент для организации «общественного бунта» (пример – волнения в Гонконге), тиражируя фейковые новости для манипуляции широкой аудиторией.

По некоторым данным, на пропаганду антикитайских ценностей за неполный 2019 год Белый дом выделил порядка 661 млн долларов. Аналогичный бюджет заложен властями США и на 2020-й  – порядка 680 млн долларов.

Обвиняя в якобы пропагандистской деятельности Россию, Китай и другие страны, осуществляющие самостоятельную от США политику, Госдеп считает одним из своих главных приоритетов борьбу с государственными СМИ из России, Ирана и Китая, о чем официально заявила в марте 2018 года исполнявшая обязанности замгоссекретаря США Хизер Науэрт.

Глобализация: кто против?

Говоря о «господствующей политике США», стоит напомнить, что, идя на выборы в 2016 году, Трамп объявил себя противником глобализации. Об этом он заявлял неоднократно, в том числе и с трибуны ООН, где подчеркивал, что США откажутся от идеологии глобализма и станут исходить из принципа «каждому свое», который позволит всем странам мира отстаивать свой суверенитет в соответствии с национальными интересами.

Позже Трамп занялся глобальным пересмотром торговых отношений США со всем миром, затеяв «войну пошлин», чтобы достичь «справедливого торгового баланса», стал давить на союзников в Европе.

Однако председатель КНР Си Цзиньпин в свойственной ему манере отреагировал на заявление американского президента. О необходимости глобализации китайский лидер заявлял и ранее, называя ее «вполне естественным процессом».

У КНР нет в планах доминировать. Мы придерживаемся принципов совместной выгоды, – заявил Си Цзиньпин на полях ПМЭФ в 2019 году. – Тарифные войны, в том числе со стороны США, являются антиглобализационными тенденциями. Глобализация — это тенденция истории, и ее не переломить частными противоположными тенденциями.

Поэтому, уточнил Си Цзиньпин, в современном мире «нельзя быть корыстным», имея в виду откровенную протекционистскую политику США, которая обозначилась особенно ярко в отношении высокотехнологичного сектора экономики Китая.

Нужно защищать сложившуюся в течение десятилетий многостороннюю и взаимовыгодную систему торговли, а не рушить её, — сказал лидер Китая. — И мы должны постоянно думать, как улучшать эту систему.

Официальный Пекин неоднократно подчеркивал, что Китай придерживается политики глобализации на выгодных для всех стран условиях, о чем свидетельствуют намерения Поднебесной делиться своими технологиями, инвестиционная политика, проводимая страной в Центральной Азии и Африке, направленная на реализацию масштабных инфраструктурных проектов. Противники КНР могут предположить, что за этими словами скрывается намерение Поднебесной развернуть экономическую экспансию в странах со слабо развитой экономикой. Пекин же считает, что с усилением экономической глобализации Китай и Азия быстро превратятся в новый двигатель роста для всего мира, который даст массу возможностей странам региона.

Как крупнейшая в мире развивающаяся страна, Китай будет и впредь привержен пути мирного развития, придерживаясь концепции о глобальном управлении, развивать дружеские отношения со всеми странами на основе взаимного уважения и равенства, наращивать взаимовыгодное сотрудничество, сообща защищать многосторонность, стимулировать выстраивание международных отношений нового типа и формирование сообщества единой судьбы человечества, –  отмечал в середине 2019 года премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, намекая на то, что Америка Трампа стремится переделать мировой порядок к выгоде для себя и использует для этого торговые войны, в отличие от Китая.

Концепция единого будущего

Дружба и сотрудничество Китая с разными странами мира постоянно расширяется, концепция сообщества единой судьбы человечества завоевывает все большую поддержку и одобрение, превращаясь из концепции в реальные действия, – цитирует Си Цзиньпина «Синьхуа».

Каким же образом будет разворачиваться единая судьба развития человечества?

На этот вопрос в своей статье отвечает издание «Жэньминь Жибао», которое указывает, что Китай будет делиться своим опытом государственного управления со всеми странами мира для содействия прогрессу человечества.

За 30 лет политики реформ и открытости Китай завершил исторический процесс перехода, который занял у развитых стран несколько сотен лет, поднялся на второе место в мире по объему экономики, вызволил из бедности более 700 млн человек, – подчеркивает СМИ.

При этом КНР предлагает странам-партнерам совместно использовать свои внушительные ресурсы – как финансовые, так и промышленные – всем странам и континентам. Положительным примером инвестирования ресурсов в третьи страны можно назвать экономическую политику КНР по отношению к государствам Африки. По итогам 2018 года Китай сумел существенно увеличить объемы инвестиций в африканские проекты и расширить своё сотрудничество со странами континента. На достижение этих целей Поднебесной понадобилось порядка 20 лет. И сегодня КНР по праву считается крупнейшим экономическим партнером континента.

Вступив в БРИКС в 2011, ЮАР стала главной «опорной точкой» Китая в Африке. Позже Поднебесная обратила свое внимание также на Танзанию, Кению и Эфиопию, нуждавшихся в поддержке инфраструктурных проектов. По итогам сотрудничества официальный Пекин  помог континенту в строительстве более 5 тыс. километров железных и асфальтовых дорог, 200 школ и 100 больниц.

Существенной помощью КНР континенту стало также создание в 2007 году Китайско-африканского фонда развития, в рамках которого на проекты в Африке уже потрачены 3,2 млрд долларов, а в перспективе 36 африканских государств получат по линии КАФР еще 4,5 млрд на реализацию 91 проекта. Кроме того, Китай существенно помог Африке в облегчении долгового бремени. Так, к 2009 году КНР простила 312 долгов 35 странам континента на сумму $3 млрд, а в 2015 году Си Цзиньпин объявил о решении списать беспроцентные займы для наименее развитых стран.

Сегодня КНР активно работает с континентом, вкладывая средства в науку, образование и сельское хозяйство Африки. В технологическом плане Китай также занял лидирующую позицию, проведя сети 3G и 4G в страны континента. Сейчас Поднебесная начала реализацию проекта по обеспечению населения связью 5G. При оптимистичном раскладе, при помощи КНР доступ к высокоскоростному Интернету в ближайшем будущем получат 2 млрд человек.

Курс – на Центральную Азию

Не менее важным для Китая является сотрудничество со странами Центральной Азии. Так, по линии Экспортно-импортного банка КНР реализует ряд инфраструктурных проектов в Таджикистане. Прямые инвестиции Поднебесной в эту страну на сегодня превысили 500 млн долларов. В том числе – на строительство дорог в республике.

По оценке российских СМИ, прочные позиции КНР заняла и в Узбекистане, где Поднебесная вышла в 2018 году на первое место в плане развития торговых отношений, оттеснив на второй план Россию. Итог – объем взаимных торговых операций превысил 6,4 млрд долларов, а число совместных китайско-узбекских предприятий достигло 1100. Не говоря уже о многомиллионных контрактах на поставку узбекского газа в КНР. Сумма инвестиций Китая в РУз, по данным независимых экспертов, на 2019 год превысила 8 млрд долларов.

Кыргызстан, как и страны-соседи по региону, также органично вписывается в Концепцию единого будущего Китая и госпрограмму «Один пояс – один путь». Так, в Кыргызстане работают более 400 китайских и около 200 совместных китайско-кыргызских компаний. Кроме того, официальный Пекин помогает республике в реализации инфраструктурных проектов.

Благодаря финансированию КНР за последние годы в Кыргызстане были завершены либо находятся на стадии реализации следующие крупные инфраструктурные проекты: строительство трассы «Север-Юг», на строительство которой Эксимбанк выделил порядка 400 млн долларов; строительство подстанции «Датка» и ЛЭП «Датка-Кемин» с бюджетом в 597 млн долларов США; модернизация ТЭЦ Бишкека с бюджетом 386 млн долларов.

Без вмешательства во внутренние дела

В отличие от США, стремящихся навязать свои интересы,  Китай не вмешивается во внутренние дела других стран и не экспортирует коммунистическую идеологию.

Никакой коммунистической идеологии вовне Китай давно уже не проецирует. Китайская мягкая сила несет образ древней империи, вместе с которой все могут быть счастливы и богаты», – отмечает российская деловая газета «Взгляд», говоря о политике официального Пекина. – Разговоры о коммунистической модели управления, которая несет угрозу демократиям, смешны: в мире масса разных систем управления, и их различия в тех же азиатских странах определяются в первую очередь национальными, а не идеологическими особенностями. Китай не экспортирует коммунизм, а если его модель управления является более успешной, чем заимствованная с Запада демократическая, то это вовсе не значит, что другие страны смогут ее скопировать у себя или что китайцы смогут ее там насадить.

При этом СМИ подчеркивают: китайцы сумели так адаптировать коммунистическую идеологию, что «социализм с китайской спецификой» у них прекрасно сочетается с рыночной экономикой, которая позволила за три–четыре десятилетия вытащить из полунищего существования сотни миллионов людей.

При этом Поднебесная не потерпит вмешательства во внутренние дела страны, о чем постоянно с высоких трибун напоминают руководители КПК и дипломаты.

Мы призываем США немедленно прекратить свое вмешательство во внутренние дела Китая», – с таким заявлением в октябре 2019 года выступило посольство КНР в Соединённых Штатах, комментируя ввод Вашингтоном  визовых ограничений в отношении членов правительства и Компартии Китая, причастных, по мнению властей США, к якобы нарушениям прав уйгуров и других национальных меньшинств в Поднебесной. – Меры по борьбе с терроризмом и радикализмом в Синьцзяне направлены на искоренение питательной почвы экстремизма и терроризма. Они соответствуют китайским законам и международной практике и поддерживаются всеми 25 миллионами людей из различных этнических групп в СУАР.

Говоря об экспорте идеологии, которого так боится Вашингтон, хочется завершить статью цитатой председателя КНР Си Цзиньпина.

Коммунистическая партия Китая готова многому учиться у других стран и интегрировать их достижения в жизнь КНР, она не будет ни импортировать зарубежные модели развития, ни экспортировать китайскую модель или требовать от государств, чтобы они копировали китайскую практику…

А все потому, что Китай вышел на глобальный уровень, ставит глобальные задачи, и ему нужны сплочение и консолидация, а не экспорт идеологии…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.