В июне 2020 года исполнилось 28 лет с момента установления дипломатических отношений между Кыргызстаном и Россией. За этот период Москва реальными действиями доказала, что заслуживает права называться основным стратегическим партнером КР на постсоветском пространстве. В том числе благодаря активной финансовой помощи, поддержке культурно-гуманитарных проектов, официальному статусу русского языка, закрепленному в Конституции, действиям по охране рубежей Центрально-Азиатских государств за счет функционирования базы ОДКБ «Кант». А также практическим действиям по модернизации кыргызстанской экономики посредством финансирования проектов через Российско-Кыргызский Фонд развития.

По оценке экспертов, сегодня кыргызско-российские отношения находятся на пике. Во многом благодаря тесному взаимодействию в сфере торговли со странами ЕАЭС и, в частности, Россией, которую отечественные предприниматели воспринимают как основной рынок сбыта товаров. Плюс ко всему, не стоит забывать, что на территории РФ находятся порядка 700 тыс. трудовых мигрантов из Кыргызстана. Последние являются надежной поддержкой экономики КР, поскольку ежегодно перечисляют на Родину сотни миллионов долларов.

«Кыргызско-российские отношения за последние пять лет можно охарактеризовать как стабильно крепкие. Это обуславливается взаимной заинтересованностью наших стран друг в друге. Россия как крупный геополитический и экономический игрок заинтересована в стабильных, долгосрочных и стратегических партнерах на евразийских просторах. Кыргызстан заинтересован в экономической, военной и геополитической стабильности, которую дает стратегическое партнерство с Россией, – комментирует укрепление отношений между РФ и КР директор Центра политико-правовых исследований (ЦППИ) Тамерлан Ибраимов. – Кыргызстан и Россия, конечно, могут иметь различное видение по отдельным вопросам, но по всем стратегическим направлениям я вижу значительную схожесть взглядов».

По словам эксперта, укрепление экономических взаимоотношений логическим образом проистекает из структуры и традиционной ориентированности рынков наших стран. Ведь для Кыргызстана рынок РФ является, можно сказать, ключевым практически по всем направлениям экспортных поставок республики.

«Есть, конечно, рынки сбыта для наших товаров и услуг в Китае, Казахстане, Узбекистане, которые тоже занимают немалую долю и растут дальше, но экономическое сотрудничество с Россией неуклонно занимает существенную часть в нашей экономике, и такое сотрудничество растет», – уверен директор ЦППИ.

Уверенно смотрят на перспективы двустороннего сотрудничества между Кыргызстаном и Россией и посольстве РФ в КР.

«Однозначно я настроен на то, чтобы вовлекать больше российских предприятий в кооперационное сотрудничество, использовать различные механизмы, в том числе финансовые, – отмечал ранее в интервью ОТРК посол Российской Федерации в Кыргызской Республике Николай Удовиченко. – Мы больше внимания стали обращать на наше экономическое взаимодействие. Я считаю это очень важным, потому что так или иначе жизнь нас выводит на необходимость практических действий в этом направлении. Люди хотят, чтобы вводилось больше новых предприятий, чтобы активней работали связи, повышалась занятость. И руководство наших стран слышит эти обращения и, естественно, уделяет все больше внимания данным вопросам».

Тезисы о стабильном развитии двусторонних отношений поддерживает и сопредседатель аналитического клуба «Пикир» политолог Игорь Шестаков. По его словам, на протяжении всех лет независимости Россия остается главным стратегическим партнером для Кыргызстана.

«Прежде всего это касается вопросов безопасности. Как известно, Россия в целом взяла на себя ответственность за охрану южных рубежей СНГ. Не случайно в КР и Таджикистане находятся российские военные базы ОДКБ, поскольку Афганистан остается зоной нестабильности у границ Центрально-Азиатского региона. После вывода американских войск в этой стране наблюдается обострение между группировками, которые ведут борьбу за власть. И речь идет не только о движении «Талибан». Достаточно широко представлен ИГИЛ», – отмечает Шестаков.

Наравне с вопросами безопасности одной из основных составляющих политолог также называет экономическое сотрудничество между странами. Достаточно вспомнить, что в ходе государственного визита российского лидера Владимира Путина в КР в 2019 году между странами подписано соглашений на сумму свыше 6 млрд долларов.

«После того как Кыргызстан вступил в ЕАЭС, сотрудничество между КР и Россией укрепилось, особенно в сферах сельского хозяйства и легкой промышленности, продукция которых достаточно востребована на российском рынке. И если бы не глобальная пандемия COVID-19, страны бы вышли на планируемый уровень товарооборота в 2 млрд долларов, – уверен Игорь Шестаков. – У Кыргызстана есть прекрасные возможности для выращивания овощей и фруктов, производства мясной, молочной продукции, поэтому считаю, что нашему правительству стоит вести переговоры по созданию совместных предприятий в этих сферах, даже несмотря на кризис. Нужно привлекать российские инвестиции, которые могли бы стать локомотивом для реанимации экономических процессов».

Как уже говорилось ранее, одним из инструментов развития промышленности в Кыргызстане в последние годы стал Российско-Кыргызской Фонд развития. Начиная с 2015 года Фонд профинансировал тысячи проектов малого, среднего и крупного бизнеса, благодаря чему в Кыргызстане были созданы десятки тысяч рабочих мест. Организации удалось запустить программы доступного кредитования, существенно снизив процентные ставки для предпринимателей, а также расширить географию проектов, реализованных на средства РКФР.

«РКФР является одним из важных инструментов в развитии экономической интеграции между нашими странами. Финансовые средства Фонда, которые он инвестирует, оказывают позитивное влияние на экономику Кыргызстана. Доля РКФР на общем рынке кредитов в КР занимает около 10 процентов, и это существенно. Фонд имеет возможность вкладывать средства по более низким процентным ставкам на длительные сроки, что немаловажно в плане положительного влияния на весь рынок кредитных услуг в КР, – комментирует деятельность Фонда глава ЦППИ Тамерлан Ибраимов. – РКФР будучи крупным институтом, уделяет значительное внимание развитию производственного сектора в КР, который имеет большой мультипликативный эффект в плане создания побочных производств и услуг, а также создания новых рабочих мест. Мало какой финансовый институт может позволить себе кредитовать строительство заводов и фабрик. А Фонд это делает на регулярной основе».

По его словам, только в 2019 году количество рабочих мест на предприятиях, профинансированных РКФР, составило 3,4 тысячи человек, а косвенно созданных рабочих мест – еще 56,8 тысяч человек.

«В последнее время РКФР взял на вооружение кластерный подход в сельском хозяйстве, что, на мой взгляд, правильно. Здесь работают принципы инновационности, территориальной локализации, усиления конкурентных преимуществ и создание полной цепочки от производителя до производителя. Выбраны четыре направления: молочное, мясное, плодоовощное и выращивание форели. Учитывая сложившийся высокий уровень менеджмента в РКФР, думаю, что кластерный подход себя оправдает. Все эти направления имеют хорошую перспективу для развития и могут нести большой мультипликативный эффект в масштабах нашей страны», – заключил Тамерлан Ибраимов.

«Как известно, в начале 2000-х мы превратились в страну реэкспорта товарной продукции, многие предприятия закрылись, что сказалось на процессах трудовой миграции. Рабочие этих предприятий были вынуждены уехать в РФ, однако с запуском РКФР ситуация изменилась – получив кредиты по линии Фонда, страна сделала первый шаг к реанимации промышленности. Изначально кредиты по линии РКФР выдавались в основном на модернизацию предприятий швейной промышленности и производство экологически чистых продуктов питания, – отмечает политолог Игорь Шестаков. – К сожалению, предприниматели недооценивали потенциал фонда, но за последние годы руководство РКФР продемонстрировали открытость, публичность и доступность организации. Сегодня Российско-Кыргызский Фонд Развития отражает ту стратегию, которая заложена во внешнеполитическом сотрудничестве между Россией и Кыргызстаном. Фонд действительно является эффективным механизмом поддержки экономических отраслей. РКФР стал одним из проектов, четко продемонстрировавших выполнение взятых на себя Москвой и Бишкеком обязательств по стратегической поддержке экономики».

По мнению эксперта, с учетом сужения финансовой базы в мире в связи с COVID-19 и негативных экономических процессов сегодня Фонд может и должен выступить в роли подушки безопасности для новых бизнес-проектов в Кыргызстане. В особенности для фармацевтических предприятий, необходимость в открытии которых продемонстрировала пандемия коронавируса.

«Кыргызстан столкнулся с тем, что в стране практически не производят препараты, которые могли бы спасать человеческие жизни, укреплять здоровье. Необходимо добавить в список приоритетов РКФР открытие новых фармпредприятий, которые могли бы в оперативные сроки насытить рынок Кыргызстана современными эффективными лекарственными препаратами и уйти от 90-процентной зависимости от импорта фармацевтической продукции. Это могло бы стать новым направлением в работе фонда», – заключил Игорь Шестаков.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.