В среду и четверг, 24-25 апреля, премьер-министр КР Мухаммедкалый Абылгазиев отчитывается перед депутатами Жогорку Кенеша по итогам работы исполнительной ветви власти за 2018 год. Несмотря на снижающееся доверие население к действующему кабинету министров, о чем свидетельствуют цифры соответствующего Индекса (-0,6% по сравнению с 2017-м), глава правительства КР не теряет оптимизма.

«Это закономерно, потому что мы не занимались пиаром, а работали без устали. Мы решали проблемы населения в срочном порядке», – отметил в своей речь премьер.

Гражданами, безусловно, заниматься нужно, но не стоит забывать и о вопросах, касающихся макроэкономических показателей. С ними, судя по отчету главы кабмина, все не так радужно. Взять за основу хотя бы объем иностранных инвестиций. За прошедший год под руководством Абылгазиева он снизился на 7,6% – до $570 млн.

Что делать, если?..

При этом премьер-министр уверенно заявляет о том, что Кыргызстану пора прекратить рассчитывать только на отчисления от «Кумтора» и задуматься над запуском крупных производств, которые позволили бы по уровню выплат затмить бюджетообразующее золотодобывающее предприятие.

«Мы зависим от «Кумтора». В течение 20 лет он играл историческую роль в решении социальных проблем, но правительство сейчас думает над тем, что делать, когда «КГК» перестанет работать. Надо развивать другие отрасли, создавать рабочие места и искать замену данному золотодобывающему предприятию, уделять внимание развитию малого и среднего бизнеса», – заявил с трибуны ЖК КР премьер.

Увы, но Абылгазиев – далеко не первый, кому в голову пришла такая рациональная идея. Помнится, в далеком 2009 году с аналогичным предложением выступил Игорь Чудинов, на тот момент возглавлявший правительство КР. Глава кабмина настаивал на «срочной диверсификации экономики», однако с каждой отставкой премьер-министров об этом успешно забывали.

О важности поиска альтернативы «Кумтору» говорят и крупные международные институты. Так, в марте 2019 года с аналогичным предложением выступил Международный валютный фонд. Эксперты уверены: в 2026-м, когда производство на предприятии остановится, экономика КР рискует оказаться в затруднительном положении.

По словам главы миссии МВФ Кристиана Жоса, «Кыргызстан не может похвастать благоприятным инвестиционным климатом, а несправедливые судебные решения доставляют проблемы предпринимателям, и если они не будут решены, то добиться роста экономики будет сложно».

«Одна из возможных опасностей, которую мы видим в среднесрочной перспективе: что может заменить выбывающий экспорт, когда будет полностью истощено месторождение Кумтор? Мы обратили внимание официальных органов на этот риск и сказали, что уже сейчас важно проводить реформы, улучшать деловой климат, чтобы либо отечественные, либо иностранные частные инвесторы развивали здесь экономическую деятельность», – отмечает Жос.

 

Реальная картина

Пока что правительству Кыргызской Республики приходится довольствоваться тем, что есть. Достаточно проанализировать, какой вклад в бюджет страны вносит ЗАО «Кумтор Голд Компани» на сегодняшний день.

Согласно данным Государственной налоговой службы КР, за 2018 год по стране было собрано 79,5 млрд сомов в виде налоговых выплат, причем по сравнению с 2017-м этот показатель увеличился на 6,1 млрд сомов. Какая доля приходится на «Кумтор»? Официальные данные гласят, что золотодобывающая компания занимает первую строчку в списке крупнейших налогоплательщиков КР.

Так, за 2018 год ЗАО «КГК» перечислило в бюджет страны в виде налогов 7 млрд 424 млн сомов.

Согласно отчету «Кумтор Голд Компани», в 2018-м предприятие произвело 534 тыс. унций золота. Однако с 2023 года прогнозируется снижение этого показателя.

О чем думают в Минэкономе?

По словам главы отдела макроэкономики МЭ КР ​ Насирдина Шамшиева, нельзя исключать того факта, что соглашение с «Кумтором» после 2026 года будет продлено, поскольку компания активно занялась геологоразведкой на прилегающих территориях, на что в 2019-м будет потрачено $11,5 млн.

«Какими будут дальнейшие перспективы разработки рудника, должно решать правительство. Но есть месторождения, запуск которых намечен на ближайшие годы. К примеру, в 2020-м будет запущен Джеруй. Есть Талды-Булак, Чаарат, есть тендер на комбинат «Макмал». Кроме того, есть нефтеперерабатывающий завод «Джунда» в Кара-Балте, месторождение в Токмаке. Мы рассчитываем покрыть потери доходов от «Кумтора» за счет разработки этих объектов. В программе развития до 2023 года есть национальные проекты на $12 млрд», – надеются в Минэкономики.

Шамшиев также отмечает, что ежегодно на 7-8 процентов растут налоговые поступления. Если этот показатель сохранится на прежнем уровне, к 2026 году Кыргызстан сможет перекрыть прекращение налоговых поступлений от ЗАО «Кумтор Голд Компани» постепенным ростом экономики. Полностью или нет, зависит от итогов деятельности правительства республики. Эксперт также подчеркивает, что есть смысл обратить внимание на перерабатывающую промышленность, поскольку в сфере сельского хозяйства перерабатывается лишь 20% продукции.

Профильные специалисты поддерживают идею добычи и обработки редких металлов. Однако есть одно «но» – слабое финансирование геологоразведочных работ по КР, которое может негативно сказаться на экономике страны. Соответственно, республика рискует остаться без минерально-сырьевой базы.

«Помимо ртути, сурьмы и золота в Кыргызской Республике есть месторождения кварцевого песка, который является материалом для создания плат, микросхем и сенсорных экранов для смартфонов», – отмечает экс-председатель ГКПЭН КР Улан Рыскулов. – Можно развивать и коксохимическое производство за счет переработки каменного угля».

По словам эксперта, Кыргызстан богат различными полезными ископаемыми. Например, баритом, который используется в качестве повышения плотности растворов при бурении. Его также можно использовать в оптических приборах, на предприятиях химической промышленности (барит устойчив, например, к серной кислоте) и в медицине (применяется в медучреждениях для защиты от рентгеновского излучения). В 2013 году китайские инвесторы заинтересовались баритовыми залежами в Нарынской области и построили завод по добыче и переработке минерала в Кочкорском районе, способный в сутки переработать до 200 тонн руды. Кыргызстан также может занять свою нишу на рынке Центральной Азии по добыче гипса и производству гипсокартона.

Вместо эпилога

В январе 2019 года, выступая на заседании Совета безопасности КР, премьер-министр Абылгазиев отметил, что правительство прорабатывает вопрос создания Государственной горнодобывающей компании. Здесь стоит отметить немаловажный факт: согласно официальной базе данных Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования КР, 70% лицензий на право пользования недрами (всего выдано порядка 2500 разрешений) сосредоточены в руках объектов предпринимательства, аффилированных с Китайской Народной Республикой. Соответственно, большая часть доходов от разработки месторождений уходит в бюджет Китая, а Кыргызстан получает от подобных предприятий, по данным Минфина, всего около 0,3-0,8 процента от общей массы собранных налогов. При этом точной информацией о том, что происходит на лицензируемых участках, не обладает ни кабмин, ни Жогорку Кенеш, ни даже профильное ведомство – ГКПЭН…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.